Напутствие. Глава 3

+2
17-12-2012, 13:56
Глава 3

Глава 3. Напутствие
«Книги! Я прочла несколько на эту тему.»



Дневной свет.

Я никогда прежде не видела солнца. Строго говоря, не видела и сейчас, но его мощный свет, даже рассеиваемый мрачной толщей облачного покрова, всё же был ярче и теплее того, что давали гудящие лампы Стойла Два. Даже воздух казался каким-то нездоровым в этом свете. Однако было светло, я видела частицы пыли и пепел, кружащие по комнате (я сомневалась, что дышать этим было вообще безопасно), и впервые осознала обширность внешнего мира.

Мне захотелось спрятаться под окном.

Набираясь решимости выйти в очень, очень большой мир снаружи, я занялась взломом запертого ящика, обнаруженного прошлой ночью. Я сломала две заколки, но оно того стоило! Внутри было самое прекрасное платье, которое я когда-либо видела! Эти швы, складки ткани, цвета — элегантные и роскошные — к тому же ткань была лёгкой и даже не проседала! Это была мечта! К сожалению, мечта другой, более высокой пони.

Радость и разочарование смешались во мне поровну. Пусть я не могла надеть его (по крайней мере, без основательной перекройки), это была самая красивая и яркая вещь из всех, что я видела с тех пор, как покинула Стойло. Аккуратно сложив, я убрала его в седельную сумку.

Памятуя о ночном снайпере, я отошла под прикрытие перевёрнутого стола и магией открыла дверь. Потускневший колокольчик над ней радостно зазвенел. Комната наполнилась приглушённым солнечным светом и звуками пустоши. Щебет птиц, далёкий плеск реки. Свежий воздух сменял застоявшийся.

Я осторожно подошла к дверному проёму и огляделась. Постапокалиптический Понивилль являл собой догнивающий скелет маленького, некогда уютного городка. Улицы между разрушенными и сгоревшими домами были завалены мусором и щебнем. И повсюду — яркие картины разврата и уродства. Но граффити были не только снаружи; рейдеры изуродовали бутик «Карусель» с поразительным рвением. Я отвернулась от двери, разглядывая строчки брани и богохульств, покрывавшие все стены до самых стропил. И отшатнулась, содрогнувшись от отвращения к открывшемуся мне при свете солнца зрелищу: дюжина мёртвых, высушенных кошек была подвешена к потолку как украшения. Я спала прямо под троими из них.

Я непроизвольно отшатнулась, задней ногой оказавшись за порогом.

ПИП.

Что это?

ПИП.

Я обернулась и заметила оранжевый диск, наполовину закопанный в землю прямо за порогом. На нём мигала маленькая красная лампочка. ПИП. ПИП. ПИП.

— ЗАКРОЙ ДВЕРЬ! — раздался механический, но в то же время настойчивый голос. Сердце пропустило удар; в ужасе я запрыгнула внутрь, изо всех сил хлопнув дверью. Взрыв сорвал дверь с петель, отправив меня вместе с ней в полёт через всю комнату. Я приземлилась на разломанный туалетный столик, дымящаяся дверь накрыла меня сверху. “Уф!

Когда я медленно выползла из-под двери, шок от произошедшего был сильнее моих ран. В ушах звенело. Ловушка! Не удивительно, что рейдеры не вломились сюда, пока я спала. Вместо этого они оставили мне подарок.

— Торопись. Они уже идут, — я едва расслышала голос, будто мои уши были забиты сахарной ватой.

— Кто ты? — спросила я, но всё же повесила фляги на шею и вытащила с помощью магии дробовик. Меня тревожило то, что у меня остался всего один патрон, но если бы рейдер вошёл в дом, я бы пустила его в ход.

Мне ответил совершенно другой голос:


— Выходи-выходи, кто бы ты ни была!


В проходе показалась злобно ухмыляющаяся физиономия налётчицы, которая держала что-то в зубах. Это “что-то” выглядело, как металлическое яблоко. Рейдерша мотнула головой, и “яблоко” влетело ко мне в комнату, хотя черенок остался у пони в зубах.

Воспоминание поразило подобно молнии: когда я была маленьким жеребёнком и бежала на урок, пони постарше высунулся в дверной проём и бросил в меня воздушный шарик с водой. Он порвался об мой рог, окатив меня и домашнюю работу водой. “Эй, пустобокая, не унывай! Я ж тебе помочь пытался. Ну, типа, вдруг твоей кьютимаркой будет мишень!” Он посмеялся и убежал обратно в класс, оставив меня, мокрую и несчастную, стоять в коридоре.

Урок был усвоен: когда кто-то что-то в тебя бросает — не дай этому в тебя попасть, или даже упасть рядом, ибо может взорваться. Дробовик упал на пол; мне пришлось сфокусировать свою магию на металлическом яблоке и вышвырнуть его обратно за дверь. Граната взорвалась, едва вылетев за порог, пыль вперемешку со щепками полетела мне в глаза, у ног что-то звякнуло. Моргая, я опустила взгляд и увидела под копытами покорёженный дверной колокольчик.

Мои глаза болели, и я продолжала моргать, пытаясь очистить глаза от мусора. Вновь подняв дробовик, я осторожно направилась к двери. В дверном проёме едва виднелась абсолютно неподвижная нога налётчицы. Подумав, я телекинезом перетащила стол так, чтобы он создал подобие баррикады, закрывающей нижнюю часть двери, и подползла к нему. Я быстро высунула голову, чтобы проверить, была ли пони ещё в сознании.

Нога лежала отдельно.

Мне понадобилось мгновение, чтобы найти остальное тело, к счастью, мёртвое. Я сползла обратно в укрытие, чувствуя, как меня заполняет странное чувство. Я только что убила кого-то!

* * *



Я быстро поняла, что недооценивала Л.У.М. Когда я включила его, стало гораздо проще определять, где рейдеры, и избегать их. Несмотря на то что они меня активно искали, рейдеры оказались никудышными охотниками. Чтобы отвлечь их и пробраться мимо, достаточно было хлопнуть крышкой почтового ящика дальше по улице или разбить бутылку об одиноко стоящую трубу в нескольких метрах от них с помощью магии. Я уже практически миновала последний дом, когда снова попала под обстрел снайпера. Последний выстрел разорвал мне бок — вспышка жгучей боли и льющаяся кровь. К счастью, рана была не такой страшной, как выглядела, и даже моих невысоких медицинских навыков хватило, чтобы остановить кровотечение и перевязать её.


Я заползла в небольшой овражек, окружённый деревьями, и попыталась отдышаться. Где-то вдали я снова услышала музыку. Но бурчание моего желудка заглушило её, напомнив о том, что я не ела почти сутки. Открыв флягу, я телекинезом вытащила яблоко из седельной сумки. Естественно, не успела я откусить от него, как мой ПипБак вывел мигающую красную отметку на компас Л.У.М.а. Она указывала не на рейдерский город, а вперёд, вглубь холмистой лесополосы. Ну конечно, что-то ещё направлялось сюда по мою душу — пустошь определённо меня возненавидела.


Я закрыла флягу и встала, морщась от жара в простреленном боку. Подняв дробовик, по-прежнему с одним патроном, я навострила уши.


Вокруг было тихо. Даже музыка пропала. Затем я начала различать тихое жужжание. Я вскинула дробовик на уровень глаз и сфокусировалась на мушке, совместив её с красной меткой на Л.У.М.е. Сначала я ничего не видела, а потом заметила маленькое уродливое летающее существо, раздутое и гротескное, парящее между деревьев. Оно меня тоже заметило и запустило в меня зазубренным шипом. Игла пролетела мимо (точнее, запуталась в моей гриве).


Я прицелилась, но вдруг засомневалась. Эта дрянь была настолько маленькой и передвигалась настолько непредсказуемо, что у меня практически не было шансов в неё попасть. Я не решалась расходовать мой последний патрон. И я поступила следующим образом: спряталась за деревом и приготовилась пуститься в галоп изо всех сил. На Л.У.М.е появилась другая отметка, за этим последовал сухой и трескучий звук, не похожий ни на один из тех, что мне прежде доводилось слышать. Красная отметка погасла, оставив только новую, которую мой ПипБак определил как «дружественную».


— Я правда сожалею о том, что произошло в Понивилле. Но та рейдерша не оставляла тебе выбора. Она бы убила тебя, — это был тот самый механический голос, который выкрикнул предупреждение, определённо спасшее мне жизнь ранее.


С облегчением и недоумением я смотрела, как к моему укрытию подлетает спрайт-бот.


— Кто ты? — (у меня на языке вертелся вопрос «Что ты?», но я подумала, что это будет невежливо).


— Друг.


Я подняла бровь.


— Ну ладно, просто случайный прохожий. Но из тех, кто не желает тебе зла.


Повисло напряжённое молчание.


— Зови меня Наблюдателем.


Я критически осмотрела бот.


— Наблюдатель. Ну ладно… — Я выскользнула из-за дерева и осмотрелась, ища, куда укатилось моё яблоко, когда я его выронила. Недалеко от того места, где было то летающее существо, я заметила светящуюся кучку розового пепла. — Это ты его так?


— Блотспрайты. Вот что случается с параспрайтами под воздействием Порчи. Я их сам терпеть не могу. Рад был помочь.


Найдя яблоко, я подняла его в воздух.


— Спасибо. И спасибо за то, что предупредил меня об этой… штуке в земле.


— Мине.


Я моргнула.


— Тебе?..


Бот засмеялся, что звучало довольно странно, так как его искусственный голос был без эмоционален:


— Да нет же. Так она называется. Взрывчатка в земле называется миной. Она срабатывает, когда ты подходишь достаточно близко.


— А! — я откусила кусок яблока. — Чрезвычайно дурацкое название для оружия.


Бот снова засмеялся. Это слегка раздражало. Затем, внезапно, я обнаружила, что и сама хихикаю.


— Мне послышалось, что ты сказал «мне», когда я достала яблоко. Я бы, конечно, поделилась, но я понятия не имела, что ты будешь с ним делать. Ты же не можешь есть.


— Что?.. — хотя голос бота и не был наделён эмоциями, ему всё же удалось хорошо передать смятение.


— Ты же не ешь. Пищу. Потому что ты робот, и у тебя нет рта.


Он засмеялся в третий раз, хотя сейчас это было похоже на легкий смешок:


— А, ты имеешь в виду бота. — Ну, по крайней мере, я была не единственной, кого запутал этот разговор, хотя я сейчас была сбита с толку больше чем когда-либо. — Бот — это не я. Я кое-где в другом месте. Просто научился взламывать их, чтобы общаться и осматриваться.


Я начала понимать.


— Значит, та музыка...


— Блин, конечно же, нет. Я выключаю это дерьмо, как только взламываю один из них. Как меня эта музыка достала, ты себе представить не можешь! — хакер сделал паузу и добавил: — Пока что.


Я доела яблоко, и желудку наконец полегчало. То же самое можно было сказать о моём душевном состоянии, благодаря этой культурной, хоть и крайне странной, беседе.


— Моё время на исходе. Теперь слушай: есть несколько вещей, которые будут тебе необходимы, чтобы выжить тут. Оружие (ну или хотя бы побольше боеприпасов для того, которое у тебя есть), броня, небольшое наставление… и, что самое главное, тебе нужно завести друзей.


Броню, по крайней мере, было несложно достать, хотя меня передёргивало при мысли о том, что мне придётся надеть одежду с мёртвой пони. С другой стороны, тот выстрел… Я пробыла снаружи меньше суток и уже побывала на волосок от смерти. Наверное, мне следовало вернуться на мост и снять броню с трупов.


Оружие? Если мысль о снятии брони с трупов заставляла меня поёжиться, то от мысли о том, что мне придётся опять кого-нибудь убить, замирало сердце. Друзья? У меня с этим были проблемы ещё с тех пор, когда я была жеребёнком в Стойле. Какие у меня были шансы в этом мире, где даже спасение пони от рейдеров и рабства не давали и намёка на дружбу? Если это и было необходимо для выживания, я сомневалась, что это задание было мне по зубам.


— А что ты имел в виду под наставлением?


Покачивающийся в воздухе бот несколько секунд не отвечал.


— Я попробую сейчас просто угадать. Тебе же нравятся книги, так?


— Ну... да. Мне…


— Существует замечательная книга для путешественников по Пустоши Эквестрии. Я уверен, что в библиотеке Понивилля есть копия. Подожди секунду… Так, я загрузил метку на твой ПипБак.


У меня глаза на лоб полезли.


— Библиотека Понивилля? Ты имеешь в виду то место, откуда я едва ноги унесла? Город, заполненный больными пони-психами? Ты смерти моей хочешь?


— Слушай, ты должна хоть кому-то довериться.


В моей памяти всплыли слова Монтерея Джека.


— C чего мне доверять тебе? Я тебя даже не видела никогда. Ты прячешься за ботами
с радио.


— О, понятия не имею. Как насчёт того эпизода, когда я спас тебе жизнь? Если бы я пытался тебя убить, зачем мне было это делать?


Голос, то есть Наблюдатель, был прав. Прежде чем я успела что-либо возразить, бот щёлкнул и снова начал проигрывать музыку (в композиции прозвучали несколько гармошек и тромбонов) и неторопливо улетел, будто меня тут и в помине не было.


* * *



Библиотека Понивилля располагалась в дереве. Не в доме на дереве, а в буквальном смысле внутри дерева. Огромного, искривлённого дерева, большего, чем любое из зданий, возведённых в центре города. Определённо, плод магического вмешательства, выдолбленный изнутри под нужды городской библиотеки. Южная сторона его была обугленной и безжизненной, но с другой стороны на ветках пока ещё цеплялись за жизнь несколько листочков. Дерево окружал огромный пустырь без каких бы то ни было укрытий.


Вся надежда на то, что мне повезёт так же, как у бутика «Карусель», мгновенно испарилась, когда я посмотрела на самый верхний балкон и наконец увидела снайпера — земного пони, вооружённого, судя по виду, мощной винтовкой. Оружие было закреплено на перилах балкона с помощью скользящего шкворневого крепления, что позволяло рейдеру целиться в любом направлении. Единственный безопасный подступ был прямо за его спиной, где верхушка дерева с дверью перекрывали видимость. И внутри точно были ещё рейдеры.


Меня била нервная дрожь, когда я наконец осторожно подкралась к двери с единственного направления, которое не сулило мгновенную смерть. Как можно медленнее и аккуратнее я проскользнула внутрь… и попала прямиком в ад!


Трупы пони были везде! Не так, как на мосту, где они пали в бою; нет, эти были расчленены, освежёваны и выставлены на всеобщее обозрение! Тело какого-то несчастного пони, без головы и копыт, свисало с потолка, его плоть была разрезана и зафиксирована таким образом, чтобы были видны кости и внутренности. Отрубленные головы и конечности свисали на цепях, как извращённые украшения для вечеринки. Гниющий труп розовой пони с фиолетовой гривой был распят на книжном шкафу, прибитый железнодорожными костылями. Пара костылей торчала из её глазниц. На другой стене висел освежёванный и раскрытый торс другого пони, его внутренности были развешены по полкам, подобно серпантину.


Кровь и внутренности были везде, свисая с потолка и разукрашивая стены наравне с рисунками, которые каким-то образом стали ещё более жестокими. Между шкафами, в потрескавшихся рамках, висели довоенные плакаты. На одном из них (“Чтение — это магия”) какой-то пони-рейдер коряво, но впечатляюще, накалякал изображения взрыва мегазаклинания. Поверх другого (“У самых красивых пони — богатый внутренний мир!”) была нарисована откровенная порнография. Книги жгли пачками. Весь пол был покрыт пеплом и нечистотами, зловоние было невыносимым.


Комнату занимали три клетки, две большие и квадратные, и ещё одна, поменьше, в которую едва помещался пони, свисала с потолка. Пленники — грязные, избитые и беспомощные — лежали внутри, их копыта были связаны грубыми верёвками. Двое в ближайшей клетке посмотрели на меня так жалостливо, что у меня сжалось сердце.


Мои глаза всё расширялись, пока я не зажмурилась и не прикусила копыто, чтобы не заорать. Я попятилась к двери, задыхаясь, не желая вообще дышать этим воздухом! Я чуть не захлебнулась той волной ужаса, что накрыла меня. Я едва успела убрать копыто, чтобы не заблевать себя своим же яблоком. Запах рвоты смешался с вонью комнаты, не давая мне остановиться.


— Пожалуйста, — раздался испуганный шёпот одной из пони, — помоги нам.


Это было за гранью ужаса! Я жмурилась всё сильнее и сильнее… и открыла глаза, когда волна жёсткой решимости прорвалась через завесу слабости.


— Пожалуйста… помоги!


Этот голос не был бестелесной и зацикленной радиопередачей, дрейфующей в эфире. Это были живые пони; они были прямо передо мной, и им требовалась помощь. И будь я проклята, как эти прогнившие насквозь рейдеры, если заставлю их просить дважды.


Отвёртка с заколкой немедленно пошли в ход, вскрывая первый замок. Металлическая дверь клетки, щёлкнув, открылась. Внутри были две пони, связанные и лежащие в собственных нечистотах. И тут я с сожалением поняла, что мне нечем перерезать верёвки. Я попыталась развязать их с помощью магии. Путы на ногах первой пони были такими мокрыми от крови, что мне не составило труда развязать их, но на второй верёвки были затянуты слишком сильно.


— Ты… ты настоящая? — первая пони стояла, пошатываясь. — Я… я свободна?


Я кивнула, затем обвела взглядом остальных пони. Я понятия не имела, как добраться до той, что была в висящей клетке.


— Если бы ты смогла мне помочь с…


Пони побледнела и помотала гривой:


— Ну нет, я тут больше не могу оставаться. Вот, возьми припасы. Я успела их спрятать… — она разрыла тряпьё на полу копытом, представив моему взору жалкую кучку хлама, лежащую на тряпке, дополнявшей эти «несметные богатства». Банка нарезанной моркови, коробка с довоенным пирогом, пригоршня бутылочных пробок. Я была разочарована.


— Нет, оставь себе. Тебе нужнее…— я затихла, заметив в куче одинокий патрон для дробовика, — ...а вообще, я возьму этот патрон. Спасибо! — С помощью магии я открыла дробовик и вставила патрон. Теперь у меня их было два.


Прежде чем я успела сказать что-либо ещё, пони завязала свой узелок, схватила его зубами и была такова. Я помолилась за неё Селестии и вернулась к спасению оставшихся. Я осмотрела вторую пони, которая до сих пор не сказала ни слова, и отшатнулась, увидев, что её ляжки изнутри были покрыты запёкшейся кровью. Что сотворили эти рейдеры?


Осматриваясь, я запоминала форму комнаты, стараясь игнорировать те ужасы, что были повсюду. (Над входом была древняя фреска, изображавшая красивого белого крылатого единорога — Селестию? — необычайно большого и грациозного. Перед ней в воздухе плавала книга, её крылья были вытянуты поверх толпы жеребят, улыбающихся и слушающих историю. Но не только пони были изрисованы картинами жестокости, крови и насилия; фреска также использовалась как мишень для всего, начиная от пуль и заканчивая фекалиями, и была запачкана и разбита до неузнаваемости.) Комната была странной формы, с балконами и смежными комнатами, которые ветвились, образно выражаясь, во всех направлениях. Я слышала голоса рейдеров, доносящиеся из других комнат. И, судя по обстановке, ножи были недалеко.


— Я скоро вернусь, — шёпотом пообещала я. Затем, телекинезом держа дробовик, я подошла к ближайшей двери.


Я отпрыгнула, когда дверь внезапно распахнулась мне навстречу. В проход вошёл рейдер и замер, тупо глядя на меня. Его шкура под самодельной бронёй была чёрной, грива растрёпана. На боках висели две кобуры. В одной был пистолет, а в другой – клинок, зазубренный, как пила, что позволяло наносить им самые страшные раны. В абсолютном замешательстве я увидела, что его кьютимаркой было расчленённое туловище.


Рейдер быстро опомнился, повернув голову и достав зубами пистолет (он что, языком на спусковой крючок жать собрался?) прямо перед тем, как я при помощи З.П.С. отправила оба выстрела ему ровно в морду. Я не почувствовала никакой жалости, когда его голова превратилась в соус для спагетти, забрызгавший уже безжизненное тело. Я убила не пони — эти рейдеры давно потеряли право называться таковыми! Это были не пони, это были безумные монстры, которых было необходимо уничтожить! И помоги мне Селестия, если я не собиралась это сделать. Я не понимала этого до последнего момента, но я была взбешена! Чистое зло этого места потрясло меня до глубины души… и душа моя была в ярости!


Подобрав нож и пистолет, я отбросила пустой дробовик в сторону. Пистолет был не таким мощным, но он был полностью заряжен — шесть патронов в барабане. И это было хорошо, ибо все рейдеры, привлечённые поднятым шумом, скакали сюда.


Первая троица рейдеров ворвалась в главный зал библиотеки практически немедленно, одна из них выкрикивала ужасающие угрозы. З.П.С. помог мне направить ей в голову три выстрела. Первые две пули прошли мимо, зато третья закончила свой путь прямо в уродливом красном глазу налётчицы, свалив её наповал. Вторая начала стрелять в меня из пистолета (вы бы знали, они действительно жмут на спусковой крючок языком!), попав в дверной косяк. Одна пуля прошила мою седельную сумку, но не достала меня.


Я отползла и высунула голову, направив револьвер в дверной проём. Я дважды выстрелила во вторую пони, но прицеливающее заклинание моего ПипБака ещё перезаряжалось, и без него я, должно быть, целилась в потолок. Тем не менее, стрелок откатился, использовав тело одного из пленников как укрытие. Нечестивость поступка лишь подлила масла в огонь моей ярости. Я вышла в проход целиком, ища взглядом третьего рейдера, и заметила его в дальнем конце комнаты.


Третий пони опустил голову с зажатым в зубах бильярдным кием и бросился ко мне.


Я удивлённо моргнула. “Чего?” И сделала шаг назад. Пони нёсся на меня во весь опор и был уже практически вплотную, когда концы кия ударились об косяки, остановив его. Я высадила последний патрон револьвера прямо в его шею. На таком расстоянии мне даже не потребовалось З.П.С.


— Идиоты, разве вы не должны быть умнее? Вы же живёте в библиотеке!


Как только тело упало на пол, заливая всё кровью из зияющей раны на шее, я увидела стоящего в полный рост рейдера с ружьём, целящегося через дверь. Я бросилась в сторону, когда прозвучали выстрелы, и закричала, почувствовав, как пуля вошла в мой бок. Это было больно! Даже больнее, чем я предполагала.


Я врезалась в стену, и, оставив на ней кровавый след, упала рядом с проходом. Боль заполнила мой бок, пульсируя при каждом вдохе. Я слышала цоканье копыт рейдера, по мере того как он осторожно приближался. Я попыталась сфокусировать магию, чтобы закрыть дверь, но тело пони с кием лежало в проходе.


Я окинула взглядом комнату. Это была кухня. На столе, в окружении ножей, лежала туша какого-то жутковатого существа, состоящего, казалось, из чешуи и зубов. Рейдер с кьютимаркой в виде расчленённого туловища разделывал её, чтобы приготовить. Холодильник, плита. Разбросанные книги, но все — древние, рваные и абсолютно нечитаемые. Я начала сомневаться, что тут будет книга, которую описал Наблюдатель... Затем мой взгляд упал на то, что я надеялась найти. В углу, закреплённый на стене над несколькими металлическими ящиками с боеприпасами, висел потускневший жёлтый ящик с эмблемой в виде розовой бабочки: аптечка! Мне повезло дважды: она, кажется, была закрыта. В тех местах, где рейдеры пытались её взломать, всё было покрыто отметинами от ножей. В ней по-прежнему должны были остаться перевязочные пакеты и, возможно, даже лечащее зелье!


Но сначала мне надо было расправиться с рейдером, а я была ранена, и у меня не было патронов. Чтобы дойти до ящиков с патронами, мне бы пришлось пересечь открытый дверной проём. Отползя, я снова огляделась и, превозмогая боль, сфокусировала свою магию.


Когда рейдер переступил порог, его встретила туча ножей, летящих прямо в морду. “Вай!” Он развернулся и выбежал обратно. Все ножи или промахнулись, или бессильно отскочили от его брони. Я владела холодным оружием ещё хуже, чем огнестрельным. Но это отогнало его с прохода на достаточное время, чтобы я успела добраться до ящиков с патронами. Удача снова была на моей стороне. В одном были большие патроны для оружия, которое мне ещё не доводилось видеть, а вот в другом нашлись патроны для револьвера.


Рейдер снова просунул голову в проход, прокричав:


— У тебя кончились ножи, мазила! Почему бы тебе просто не выйти? Обещаю, я дам тебе умереть постепенно.


Он повернул голову в мою сторону, и его глаза расширились. Не знаю, может, это был мой взгляд, а может и револьвер. З.П.С. было снова включено, и я не собиралась давать этому ублюдку ещё один шанс использовать избитую и изнасилованную пленницу как щит.


* * *



После ещё одного мёртвого рейдера, взломанной аптечки и лечащего зелья, я спокойно вернулась в главную комнату с зазубренным ножом, летящим рядом со мной. Я подошла к открытой клетке и перерезала верёвки, связывавшие бедную пони.


— Уходи. Ты свободна. Найди безопасное место. — Я тут же вспомнила про снайпера и быстро подсказала ей, в каком направлении бежать. Она молча кивнула и начала красться к выходу. Я подошла к следующей клетке.


От того, что я увидела, меня затошнило. Пони заперли внутри с разлагающимся трупом. Она всхлипывала во сне, обернув труп хвостом как плюшевого медвежонка.


В отличие от остальных тел, я не могла определить, как она умерла, так как тело не было разорвано на части. У неё выпала вся шерсть, обнажив облезшую, тошнотворную красно-серую кожу. Её сухие глаза были открыты и смотрели в разные стороны. Зубы чудовищно пожелтели, и теперь совпадали по цвету с несколькими прядями волос, оставшихся от её гривы и хвоста. Странные мясистые наросты свисали с её боков. Сперва я приняла их за мутации, но потом поняла, что смотрю на крылья этой пони! Это было тело пегаса. Без шерсти и перьев её крылья выглядели странно, даже отталкивающе.


Я заорала в голос от ужаса, когда труп вдруг изменил своё положение и сел. Его глаза сделали по несколько оборотов, пока оба не сфокусировались на мне. Это была пони-зомби!


Зомби подмигнула мне, затем попыталась подняться на ноги, но упала на бок, так как её копыта были тоже связаны верёвками, как и у остальных. Оно… Она жалобно смотрела на меня.


Мой разум был в смятении. Из всех мыслей, которые болтались у меня в голове, “развязать милую зомбяшку, пока она на меня не обозлилась” казалась самой логичной, если не самой здравой.


Сглотнув, я поднесла нож к её верёвкам:


— Не шевелись, — я посмотрела ей в глаза и быстро отвела взгляд: один из них опять уполз вбок. Её дыхание было зловонным. — Теперь, если ты попытаешься сожрать мои мозги после того, как я тебя выпущу, у нас будет очень неприятный разговор.


* * *



Я освободила ещё двух пленниц, включая гуля. Обе улизнули, даже не предложив помощь (хотя косоглазая пегасочка, по крайней мере, улыбнулась мне, что было… глубоко неприятно). Я пыталась понять, как можно добраться до висящей под потолком клетки, когда ещё два рейдера появились на балконе сверху. Один из них был единорогом с какой-то жутковато выглядящей пушкой. Я нырнула под укрытие лестницы, когда он открыл огонь. Оружие разразилось жуткой какофонией скорострельного огня, выпустив тучу пуль в главный зал.


По крайней мере, теперь я знала, для какого оружия предназначались те большие патроны.


Я ждала, пока не услышала, как он перезаряжается, а затем ворвалась в комнату и повернулась к нему, фокусируя всю свою магию… нет, не на своём оружии, и даже не на нём, а на книжном шкафу у него за спиной. Мой рог сиял всё ярче и ярче, когда он наконец поднял перезаряженную штурмовую винтовку и прицелился мне в голову.


БАМ!


Книжный шкаф упал прямо на него, послав его в нокаут. Винтовка упала на пол вместе с дождём растрёпанных книг. Что-то ещё упало на пол с опрокинутого шкафа. Отбросив книгу, накрывшую предмет, я обнаружила, что это был древний, пыльный довоенный бинокль. Сначала мне показалось чрезвычайно странным, что кому-то в библиотеке понадобился бинокль — для этого надо было обладать поистине отвратительным зрением — но я прогнала глупую мысль.


Я не видела, куда делся второй рейдер. Я поспешно добавила в свою растущую коллекцию винтовку и бинокль, за его хорошую кратность. Затем я опять посмотрела на балкон, полагая, что оттуда можно будет добраться до пони в клетке, висящей под потолком. Я подумала, что если получится туда забраться, я смогу запрыгнуть на клетку. Это приблизит меня к замку настолько, что я буду видеть, что делаю, пока буду его взламывать.


Второй пони-рейдер вновь появился у перил со злобной усмешкой на морде. Копытом он пододвинул к краю ящик с боеприпасами и перевернул его. Крышка откинулась, и полдюжины оранжевых дисков высыпались вниз, в библиотеку.


БИП! БИП! БИП!

БИП! БИП!

БИП! БИП! БИП! БИП!

БИП!

БИП! БИП! БИП!

БИП! БИП!



Ох, блять!


Я рванула со всех ног, перепрыгнула через тело рейдера с кием и залетела под кухонный стол, с помощью магии повалив его, как щит. Разделанный радигатор свалился на пол с мясистым шлепком.


А за моим щитом комната наполнилась ослепительным светом и пламенем.


* * *



Когда я вошла, главная комната была разгромлена. Свежая кровь капала мне на гриву. Посмотрев вверх, я увидела размётанные взрывом останки пони в её покорёженной металлической клетке. Ох, Селестия, отправь их в ад!


Сосредоточенно как никогда, я сняла броню с тел рейдеров, точнее, с того немногого, что от них сейчас осталось. Она вся была изорвана, но, постаравшись, я смогла из лучших частей собрать нечто, дающее большую защиту, чем мой комбинезон из Стойла. У получившейся вещи практически не было карманов, поэтому мне приходилось откапывать набор инструментов в седельных сумках, чтобы воспользоваться большинством из них, но это был выгодный обмен.


Надевать эту броню было чудовищно. Мои копыта потемнели от крови только когда я делала его; каждый сантиметр его поверхности был покрыт слоем пригоревшей плоти мёртвых пони. Я почти сорвалась и бросила это занятие. Я натянула броню на себя; мой желудок взбунтовался, но рвать мне было уже нечем.


Я в последний раз огляделась, пока у меня было время. Рейдер наверху, очевидно, решил, что я была мертва — я бы на его месте тоже так решила. Обыскав тела, я нашла ещё немного патронов. Винтовка рейдера, убитого ранее, и до этого была в плохом состоянии, а после взрыва она вообще не подлежала восстановлению. Некоторые пони, определённо, собирали бутылочные пробки, что показалось мне абсолютно абсурдным предметом для коллекционирования. Я оставила их. В холодильнике на кухне был небольшой запас еды: приготовленное мясо радигатора, несколько шашлычков из жареных фруктов, что-то, что ПипБак опознал, как мясо блотспрайта, коробка с довоенным пирогом (потому что нигде не написано про вред питания двухсотлетней пищей) и немного воды, которая выглядела так, будто её разлили в бутылки прямо из грязной реки. Я взяла всё, кроме пирога и воды; определённо, рейдер с кьютимаркой в виде расчленённого туловища был неплохим поваром. Подумав, я посмотрела состав, указанный на коробке с пирогом (наполненным количеством консервантов, достаточным для сохранения желудка даже после того, как всё остальное сгниёт и превратится в прах!) и взяла его.


Когда я вернулась с кухни, рейдер как раз любовался на творение своих копыт в главной комнате. Один взгляд на меня (и мой растущий арсенал) — и он убежал наверх. Я побежала за ним, револьвер рассекал воздух в облачке магии, совпадавшим по цвету с сиянием, исходившим от моего рога.


Он забежал в дверь этажом выше. Мне понадобилось мгновение, чтобы добежать до неё, но осторожность заставила меня остановиться, перед тем как ворваться туда. Если бы я была на его месте, я бы поджидала прямо за углом, в готовности снести голову рейдеру, забежавшему внутрь. Поскольку всё было наоборот, я не собиралась совершать подобную ошибку.


Крик жеребёнка: “Ааа, помогите!” поменял сценарий.


Подойдя сбоку, я распахнула дверь. Атаки не последовало, и я ворвалась внутрь — и встала как вкопанная.


Комната была больше захламлена книгами и оканчивалась огромным окном с выходом на балкон. Она была так же отвратительно украшена, как и предыдущая, но тут была куча грязных матрасов. Рядом с открытым окном на пропитанном до черноты кровью матрасе лежала кобылка, ещё даже не получившая кьютимарку. Её многократно избивали и насиловали, а место, где должна была появиться кьютимарка, было покрыто множеством маленьких ожогов.


Её верёвки, как будто перегрызенные, лежали неподалёку на полу. И между ней и мной стоял рейдер с необычным заложником: гулем! Я тут же сообразила, что она, должно быть, влетела через балкон; и (если мне было позволено верить в то, что в мире ещё осталось порядочность) это наверняка она перегрызла верёвки пленницы. Теперь она стояла у стены с лезвием топора у горла.


Какая-то часть моего сознания продолжала отвлекать меня, задаваясь вопросом, как пони-зомби смогла взлететь, если на её крыльях даже не осталось перьев? Будто это было ещё более странным и жутким, чем её способность оставаться живой (в каком-то смысле) в таком разлагающемся состоянии.


От раздумий меня отвлёк ближайший стол. Увидев пепельницу с дымящейся сигарой, я сразу поняла, как та кобылка получила свои ожоги. Ярость переполнила меня до такой степени, что, казалось, вот-вот начнёт сочиться из глаз. Рядом с пепельницей на книге (лишь немного грязноватой), на обложке которой был изображён стилизованный череп пони, лежали два уже знакомых мне металлических яблока. Вторая книга, с изображением револьвера, практически идентичного тому, что парил в воздухе рядом со мной, упала на пол и лежала у ножки стола рядом с несколькими карандашами и детской коробкой для завтраков. На ней был изображена улыбающаяся нежно-белая единорожка с красивой розово-лиловой гривой, выглядывающая из-за логотипа Стойл-Тек. Казалось неправильным, что нечто столь невинно выглядящее должно быть в подобном месте.


Мой взгляд вернулся к земному рейдеру с топором в зубах. Некоторое время я его просто тихо ненавидела, и тишину в комнате прерывали лишь периодические всхлипывания кобылки.


Когда ко мне вернулся дар речи, мои слова удивили меня:


— Ради Селестии, какой же ты тупой. Тяжело приказать отойти или сдаться, когда рот топором занят, правда? Может, если бы ты провёл больше времени, читая книги, а не сжигая их, у тебя бы хватило ума придумать план, позволивший тебе выбраться отсюда. — Гранаты взлетели со стола и повисли между нами. — Такой, который бы не заканчивался запихиванием одной из них тебе под хвост.


Рейдер надавил лезвием топора на горло зомби, достаточно сильно, чтобы прорезать её плоть, которая разошлась, а потом снова стянулась, будучи неестественно упругой. Из раны засочился гной, когда-то, по-видимому, бывший кровью. Заложница даже не дрогнула и не издала ни звука, это за неё сделала кобылка.


— Точно. Убей её. — Револьвер подлетел к гранатам. — В таком случае, ничто не будет перекрывать линию огня.


Я видела, что рейдер взвесил все возможные варианты и остался недоволен результатом. Выронив топор, он возопил: “Я не хочу умирать!” и бросился к открытому балкону, перепрыгнув через плачущего жеребёнка.


З.П.С. послал четыре выстрела прямо в его задницу. Это была жалкая смерть.


Посмотрев на кобылку и гуля, я мрачно улыбнулась:


— Остался ещё один. Я скоро вернусь.


Я развернулась и направилась по лестнице на верхний балкон к снайперу.


* * *



Гораздо лучше экипированная и уверенная в своих силах, с сердцем, всё ещё горящим праведным гневом, я аккуратно покинула Понивилль. Впереди я заметила огромную беседку, окружающую мраморную статую гордо стоящего пони в боевой броне и с шашкой в зубах. Она была почти не разрисована… поглядев в бинокль, я поняла, почему. Заросший пустырь вокруг беседки кишел радигаторами. По мере того, как я приближалась, красных отметок на Л.У.М.е становилось всё больше.


Вытащив новообретённую снайперскую винтовку, я уложила нескольких. Теперь я знала, что их мясо было безвредно, будучи приготовленным (по крайней мере, по сравнению с другой пищей в Эквестрийской Пустоши). Засунув винтовку обратно в сбрую (ещё один “подарок” от пони-снайпера), я достала зазубренный нож и поползла к своей добыче.


На моём ПипБаке отобразилась новая отметка. Я увидела, что он отметил сооружение впереди как Боевой Мемориал Макинтоша.


Любопытство заставило меня подобраться ближе. Остерегаясь радигаторов, я подобралась достаточно близко, чтобы через бинокль прочитать надпись под статуей:


Биг Макинтошу, герою Битвы при Утёсе Разбитого Копыта, в честь его благородной жертвы ради всей Эквестрии.


Я опустила бинокль ниже и заметила ровный круг с люком, выступающий из земли, примерно на полпути между мной и мемориалом. Вспомнив предыдущую ночь, я включила первую радиопередачу на ПипБаке.


…с тех чёртовых яблонь рядом со Стойлом, и теперь сильно болен. Слишком болен, чтобы даже двигаться. Мы забрались в цистерну рядом со старым памятником. У нас кончается еда и медикаменты. Пожалуйста, если кто-нибудь слышит нас, помогите... Повторяю…


Достав револьвер и помня о радигаторах, я поползла к люку цистерны. Я была почти у цели, когда одна из тварей внезапно бросилась на меня, раскрыв пасть, полную бритвенно-острых зубов. Я дважды выстрелила ему прямо в пасть. К моему ужасу, этого оказалось недостаточно, чтобы убить его, хоть и заставило рептилию подумать дважды, прежде чем продолжить атаку. Звуки выстрелов, тем не менее, привлекли внимание ещё нескольких. Бросив в страхе револьвер, я с помощью магии открыла крышку люка и нырнула внутрь, закрыв её за собой.


* * *



Вспышка ярости вымотала меня. После бойни в библиотеке всё тело болело от усталости, а нервы были на пределе из-за длительного выброса адреналина. Уплетая похлёбку из мяса блотспрайта, я ещё раз оглядела маленький подземный схрон и свернулась калачиком на верхних нарах из двух, вмонтированных в стену. Я старалась не думать о скелете жеребёнка, лежащем на нижней койке. Скелет его отца лежал у выхода. Глоток воды из фляги помог немного утолить мучившую меня жажду. Фляга почти опустела; мне следовало быть экономней.


Я вспоминала, что, когда я разобралась со снайпером и спустилась вниз, пони-зомби уже не было в комнате, как и юной пленницы. Я надеялась, что она отведёт её в какое-нибудь безопасное место. Мне показалось странным, что наиболее добропорядочная пони из всех встреченных в пустоши оказалась в каком-то смысле уже мертва. Я также заметила, что рейдер со штурмовой винтовкой тоже исчез. Должно быть, он пришёл в себя и выбрался из-под придавившего его шкафа. Это значило, что как минимум один рейдер сейчас бродил по пустошам, но я была не из тех, кто может убить спящего. Пусть даже и рейдера.


Я решила, что если переночую здесь, радигаторы, возможно, уползут от люка. Если мне повезёт, я даже найду брошенный револьвер.


Но оставшееся время я решила посвятить двум найденным книгам. Вынув их из седельных сумок, я осмотрела первую, на которой был изображён мой потерянный револьвер. Пушки и пули. Как незатейливо. Я отложила её в сторону.


Вторая же, серый томик с чёрным черепом пони на обложке, была настоящим кладом. Открыв её на первой странице, я погрузилась в чтение:


«Копытоводство по Выживанию в Пустоши. Автор: Дитзи Ду…»

Заметка: Получен новый уровень.
Новая способность: Книжный червь — Вы уделяете больше внимания деталям, читая книги. Вы получаете на 50% больше очков умений при чтении.


Опубликовал: webset
Комментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Регистрация
Войти на сайт



Реклама:
Четвертый сезон
Номер серииДата
1 (66) 23 ноября 2013
2 (67) 23 ноября 2013
3 (68) 30 ноября 2013
4 (69) 7 декабря 2013
5 (70) 14 декабря 2013
6 (71) 21 декабря 2013
7 (72) 28 декабря 2013
8 (73) 4 января 2014
9 (74) 11 января 2014
10 (75) 18 января 2014
11 (76) 25 января 2014
12 (77) 1 февраля 2014
13 (78) 8 февраля 2014
14 (79) 15 февраля 2014
15 (80) 22 февраля 2014
16 (81) 1 марта 2014
17 (82) 8 марта 2014
18 (83) 15 марта 2014
19 (84) 22 марта 2014
20 (85) 29 марта 2014
21 (86) 5 апреля 2014
22 (87) 19 апреля 2014
23 (88) 26 апреля 2014
24 (89) 3 мая 2014
25 (90) 10 мая 2014
26 (91) 10 мая 2014


Третий сезон
Номер серииДата
1 (53) 10 ноября 2012
2 (54) 10 ноября 2012
3 (55) 17 ноября 2012
4 (56) 24 ноября 2012
5 (57) 1 декабря 2012
6 (58) 8 декабря 2012
7 (59) 15 декабря 2012
8 (60) 22 декабря 2012
9 (61) 29 декабря 2012
10 (62) 19 января 2013
11 (63) 26 января 2013
12 (64) 9 февраля 2013
13 (65) 16 февраля 2013


Второй сезон
Номер серииДата
1 (27) 17 сентября 2011
2 (28) 24 сентября 2011
3 (29) 15 октября 2011
4 (30) 22 октября 2011
5 (31) 5 ноября 2011
6 (32) 12 ноября 2011
7 (33) 19 ноября 2010
8 (34) 26 ноября 2011
9 (35) 3 декабря 2011
10 (36) 10 декабря 2011
11 (37) 11 декабря 2011
12 (38) 7 января 2012
13 (39) 14 января 2012
14 (40) 21 января 2012
15 (41) 28 января 2012
16 (42) 4 февраля 2012
17 (43) 11 февраля 2012
18 (44) 18 февраля 2012
19 (45) 3 марта 2012
20 (46) 10 марта 2012
21 (47) 17 марта 2012
22 (48) 24 марта 2012
23 (49) 31 марта 2012
24 (50) 7 апреля 2012
25 (51) 21 апреля 2012
26 (52) 21 апреля 2012


Реклама: